Название: История одной болезни
Автор: Black Poodle
Жанр: Юмор
Размер: Мини
Рейтинг: G
Пейринг: нет
Главный герой: Альбус Дамблдор
Взято отсюда

Одним прекрасным мартовским утром 1970 года, часов эдак в девять, когда рабочий люд уже работает, а ленивый, как говорится, ещё ленится, нежась в утренней неге, по одной хогсмитской улочке прогуливался один примечательный господин. Сей муж выделялся из общей толпы хогсмидского народонаселения прежде всего своей пузатостью и мясистым носом необыкновенных размеров, на котором мирно покоилось пенсне в золотой оправе. Одежда также выдавала в господине человека в провинции случайного, чёрная, строгая, но несомненно дорогая мантия, белая сорочка и котелок, а также часы на золотой цепочке, с которыми господин сверялся почти ежеминутно, выдавали в нём чиновника, я бы даже сказал государственного деятеля, причём весьма и весьма высокого пошиба.
Что же могло привести столь, как видим, уважаемого субъекта, можно сказать даже власть имущего, в такое захолустье, как деревенька Хогсмид? Вы, конечно, можете сказать, что этот важный, пузатый господин отвлёкся от дел государственной важности и решил попить сливочного пива в знаменитом на весь магический мир пабе «Три метлы», который по слухам был когда-то домом Хенгиста из Вудкрофта, основателя деревни Хогсмид, но я бы выразил сомнения на этот счёт. Зная породу таких вот государственных дельцов, от который за три мили несёт запахом канцелярских скрепок, я, пожалуй, скажу, что этот мистер в пенсне прибыл не только не из-за пива, но что пиво его не интересует и вовсе. Совсем иная причина привела его сюда.
Но вот господин в очередной раз взглянул на часы и вдруг заторопился. А заторопился он в сторону замка Хогвартс. Что ж, теперь становится ясно, что сливочное пиво, как ни печально, таких вот субъектов действительно не интересует. Откровенно говоря, именно поэтому я и отношусь к политикам с большим недоверием. Ведь раз уж они и к пиву равнодушны, тем более к сливочному, то как же они могут сострадать своему электорату? Впрочем, мы забываем о заинтересовавшем нас господине, который, пока мы говорили о политике, уже успел добраться до замка.
Замок этот, к слову, является пристанищем для всякого рода оболтусов, которых сердобольные родители нарекают студентами и отправляют сюда, чтобы их чада не бездельничали а занимались если и не полезной, то по крайней мере какой-нибудь деятельностью. Но помимо студентов в Хогвартсе на постоянной контрактной основе проживает один известный доктор, профессор, по слухам куда более искусный чем даже сам Парацельс и уж тем более профессиональный нежели псевдомедики из Сент-Мунго. Доктор этот, правда, не просто, а особый и соответственно и болезни он лечит особые, такие, которые другим вылечить не под силу.

- Профессор Дамблдор? К вам можно?
Откуда-то из-за двери выглядывала голова вышеупомянутого господина с всё тем же мясистым носом и пенсне.
Профессор Дамблдор, который, как вы уже догадались, и был тем самым «особым» доктором для «особых» болезней бросил на господина полный сочувствия и понимая взгляд и указал на кресло перед своим письменным столом.
- Разумеется, присаживайтесь. Вы, простите…
- Министерство я. Министерство Магии.
- Ааааах! – Дамблдор покачал головой. – Давно мы с вами не виделись. Давно. Я уж, признаться, совсем не узнал-с. Мда-с, исхудали, изменились. И взгляд такой, знаете ли у вас… Больной.
Господин, назвавшийся Министерством Магии, шмыгнул носом и глубоко вздохнул. Вся важность вдруг слетела с пухлого, отнюдь не болезненного лица чиновника. Немного помедлив, пациент снял шляпу-котелок и тяжёлую зимнюю мантию и сел на указанное место с видом человека обречённого на погибель.
- Итак, - подбодрил Министерство Дамблдор.
- Вот, месяц назад, в начале февраля, началось. И с тех пор всё сильнее и сильнее. С каждым днём! – голос Министерства вдруг сорвался.
- Да что же, что же?
- Черепа! Такие, знаете ли, зловещие, со змеями! И что ни делаю – они повсюду! Когда я ем, когда я сплю, когда работаю… И ещё, мне кажется, что все от меня чего-то хотят. Все вокруг стали какими-то нервными, все мною недовольны. А я не знаю, что делать, я потеряно, дезориентировано! Вы меня понимаете, доктор?
- Безусловно, - Дамблдор активно закивал, а его голубые глаза излучали доброту и заботу, так что Министерство даже успокоилось. – Ну вот и хорошо. Ничего же смертельного нет? Переживём. Забастовку гоблинов пережили и это переживём. А теперь ротик откройте? Ну? Давайте, аааа!
- Ааааа!
- Мдаааа… Плохи дела. У вас, знаете ли… - Дамблдор вздохнул. – У вас болезнь, которую и называть-то неприятно. Волдеморт у вас.
Министерство вздрогнуло, буквально сползло с кресла на пол и испуганно захлопало глазами.
- В-в-волдемооорт? Это что ж такое… Это же конец! Мне не жить!
- Ну-ну, не надо так драматизировать, - профессор Дамблдор, будучи врачом чрезвычайно опытным, немедля подскочил к Министерству и усадил его обратно в кресло. – Всё ж лучше, чем желтуха, а? Но, батенька, таки я ж вас предупреждал. Помните последний визит? Говорил же, профилактика нужна. Даже реформы вам прописывал. Ну говорите, не таясь, принимали реформы? Ну? Ну по глазам же вижу, что не принимали!
- Ну… Понимаете… - Министерство, поражённое столь ужасным диагнозом продолжало растерянно хлопать глазами.
- Что?
- Ну…ну… - Министерство смущённо отвернулось. - Ну бяка же!
- Бяка. Не спорю. А вы как хотели? Эх, что ж мне с вами делать-то? Вы ведь должны понимать, что Волдеморт – это ведь такая штука… Как сказать… Сам по себе он не опасен. Как ангина – неприятно, но не смертельно. А вот если он корни пустит, да ещё и метки понаставит кому ни попадя, тут уж осложненице обеспечено. Вот была бы профилактика, были реформы – тогда, глядишь, и такого запущенного Волдеморта не было бы. В здоровом обществе – здоровый дух. А у вас теперь такой запущенный случай…
Министерство, минуту назад усаженное в кресло, вновь сползло на пол и встало на колени. Из-под пенсне на пухлые щёки капали слезы.
- Смилуйтесь! Ведь есть же способ одолеть этот недуг! Что угодно! Помните, как Гриндевальда вылечили? Вжик – и всё!
Профессор Дамблдор улыбнулся, глядя на ползающее на коленях Министерство. Это же до какой крайности нужно дойти, если уж на всё готово? Один запущенный Волдеморт – и Министерство на коленях.
- Ну спокойно-спокойно. Гриндевальд – это Гриндевальд. Волдеморт – это Волдеморт. Всё равно что сравнивать мигрень с геморроем. И потом, Гриндевальд был таким симпатичным…
- Что, простите?
- А, нет, ничего, - спохватился Дамблдор.
- Мне просто показалось…
- Вам показалось. Слуховые галлюцинации – вполне нормальное явление в вашем случае. Вот что, дорогое моё Министерство. Я, пожалуй, сей недуг вылечить попробую, но вы должны пообещать выполнять ВСЕ мои инструкции. Запомнили? ВСЕ!
- Обещаю, - захлёбываясь от радости воскликнуло Министерство, но Дамблдор лишь покачал головой.
- Нет, не так. Не так. Повторяете за мной. Я.
- Я.
- Даю торжественную клятву.
- Даю торжественную клятву.
- Что всегда и во всём.
- Всегда и во всём…
- Буду следовать указаниям моего лечащего врача.
- Буду-буду, господин профессор! Только скажите, что делать-то! Может это, репрессии? Тотальные!
- Не уж, оставьте. Вы обещали без самодеятельности. Никаких репрессий. Повторяю, никаких. Нечего, а то заведётся у вас диктатурка какая-нибудь, потом чёрта с два её вылечишь. Я пропишу вам новый препарат, который недавно разработал специально для подобных случаев. Называется Орден Феникса.
- Что-то не нравится мне это название, - занервничало Министерство. – Не люблю Ордена. Может, лучше репрессии? Чёрт с ней, с диктатурой-то, от неё не помирают…
- Вы обещали! – повысил голос Дамблдор, и Министерство мигом замолкло. – Орден Феникса. Внутремышечно.
Министерство застонало. Чёрт его вообще дёрнул связаться с этим докторишкой. Глядишь, само бы вылечилось. Подумаешь, Волдеморт.
Но с другой стороны – Волдеморт! Необходимо лечиться…

И они начали лечиться. Случай и вправду был запущенный, Волдеморт укоренился в организме министерства так, что чувствовал себя почти как дома. Даже Ордену Феникса, самому новому лекарству, разработанному Дамблдором, с трудом удавалось отстоять ещё незаражённые части Министерства. Порой Министерство начинало ныть и даже сердиться:
- Лучше бы репрессиями. Всех бы тогда задавили! А теперь что? Ох, подведете вы меня под монастырь, профессор, ох подведёте!
На что Дамблдор неизменно грустно улыбался и отвечал:
- Вы обещали следовать всем моим инструкциям. Доверьтесь мне, держите хвост пистолетом!
И вот, в один прекрасный день произошло чудо. Волдеморт был побеждён. Об остаточных явлениях можно было теперь не беспокоиться.
Министерство пожимало руку Дамблдору и от всей души благодарило профессора, косясь на стоящего за спиной профессора мрачного типа средних лет, бледного, да ко всему прочему ещё и с немытыми волосами.
- Спасибо, профессор. Без вас бы я пропало! А, это, пардон, кто?
- Что вы, - в ответ улыбался в бороду Дамблдор. - Мои заслуги скромны. Главное – это воля пациента. А это мой новый лаборант, Северус Снейп. Хороший парень, душа компании, так сказать…
- Он выглядит больным… Тоже Волдемортом болел? Может его, того, - Министерство поманило Дамблдора пальцем, чтобы тот наклонился и прошептало на ухо, - в карантин?
- Он тоже переболел Волдемортом, это верно. Но никакой опасности. Он вылечился, благодаря своему духу и мужеству, чтобы также бороться против этой заразы. В карантин я его не отдам!

Но Министерство, как и положено Министерству, ничему не научилось и, конечно же, не последовало примеру Северуса Снейпа и не проявило ни грамма мужества, когда недуг вернулся вновь. Мало того, храбрости его не хватило даже на то, чтобы принять ужасный диагноз.
- Волдеморт. С осложнением на Хоркруксы.
- Ах вы, старый шарлатан! Да я вас! Я вас всех тут разгоню! Вы знаете кто я? КТО я? Обманывать меня вздумали!
Как ни старался Дамблдор, как ни ворковал он над Министерством, убеждая его, что хирургическое вмешательство теперь неизбежно и что у Дамблдора есть для этого даже отличный скальпель, который так кстати давече притащил Хагрид и который профессор последние годы специально полировал для такого случая, Министерство оказалось непреклонно.
- Я знаю вас… Я читало в газетах о таких как вы! Вых отите залечить меня до смерти, а потом завладеть всем моим имуществом! Я знаю-знаю-знаю! Прочь!
- Да подождите же! Что же с вами… Дайте лоб пощупать… Какое вы горячее! Да у вас Фарж!
- Нееет! Ты больше не будешь помыкать мною, старикан! Само с усами! Нет у меня никакой болезни, это вы всё, врачи, придумываете, Мерлин на вашу голову!
Министерство ушло, громко хлопнув дверью. Через два года оно свалилось, сражённое прогрессирующим Волдемортом, почти до смерти залечив себя репрессиям. Свалилось, чтобы встать уже совсем другим.

- Одевайтесь.
Из-за ширмы послышалось сосредоточенное сопение.
- Скажите, доктор, а вы действительно профессионал?
- Что за дурацкий вопрос? Вы знаете кто я? Я Сами-знаете-кто. На стене висит диплом профессора чёрной магии и нетрадиционной медицины. Убедились? То-то же.
Министерство наконец показалось из-за ширмы.
- Просто, понимаете, вид у вас болезненный…
- Ерунда. Я на диете по системе индийских йогов.
- И на иглы садитесь?
- На иглу вас садить будем. Так, что тут у нас с анализами… Дело дрянь. Дамблдорщина, Поттеризм, всё прогрессирует. Да ещё и дрянь какую-то кололи. Орден Феникса? Это кто вам такое прописал?
- Да был один, - нервно процедило Министерство.
- Ну да ладно. Будем лечить. Старым, проверенным способом.
- Это каким же?
- Кровь пускать буду. Чтобы, как говорится, плохая, грязная кровь из вас вышла, а осталась только хорошая, чистая. Только вы должны мне пообещать, что будете следовать всем моим инструкциям. Впрочем… Куда вы денетесь?